Yodda - новости регионов России

Чужие здесь не ходят: кому принадлежит малая нефть Татарстана?

12.07.2017, 14:16

Рейтинг «нефтебаронств»: сын Тахаутдинова, дети и внуки Шаймиева и новичок Владимир Коган на фоне нефтесервисного передела

Сегодня вся нефтяная «тусовка» Татарстана соберется в Карабаше на традиционный летний саммит. Главная тема — перспективы 32 малых татарстанских нефтяных компаний, на которые приходится 20–21% добычи в республике. «БИЗНЕС Online» подготовил очередной обзор о том, кому они принадлежат, и пришел к выводу, что эпитет «независимые» явно не про них.

Навыки и культура производства небольших специализированных игроков нацелены на то, чтобы извлечь из иссякающего пласта всю нефть, до последней капли Фото: ©Илья Питалев, РИА «Новости»

«МАЛЫШАМ» — 20 ЛЕТ

Особенности нефти Татарстана хорошо известны: высокая степень разведанности; значительная степень истощенности главных месторождений и рост доли высокосернистой нефти в общем объеме добычи (большая часть запасов представлена тяжелой высокосернистой нефтью повышенной вязкости, которая по своему качеству уступает более легкой нефти Западной Сибири). Поднять нефтеотдачу на выработанных зрелых месторождениях можно только с помощью ювелирной работы, а для этого необходимо глубокое знание отдельных промыслов. Для каждого месторождения надо найти то уникальное сочетание подходов, которое даст наилучший долгосрочный результат. Крупные компании не могут похвалиться таким подходом — это дело небольших специализированных игроков, навыки и культура производства которых нацелены на то, чтобы извлечь из иссякающего пласта всю нефть, до последней капли. Собственно, из таких соображений в Татарстане и создана сеть малых нефтяных компаний (МНК), которая в этом году отмечает 20 лет существования.

МНК появились в 1997 году, после указа тогдашнего президента РТ Минтимера Шаймиева «О мерах по увеличению нефтедобычи в РТ». Он был издан в феврале 1997 года, а уже к концу его появились первые 14 МНК. Сегодня их 32, и с 1997-го им удалось на порядок нарастить объемы нефтедобычи — с 750 тыс. до 7,2 млн. тонн. Рост по итогам 2016 года составил вполне приличные 2,5%.

Всего за два десятилетия МНК республики добыли около 100 млн. т нефти. Ежегодно они перечисляют в республиканский бюджет около 70 млрд. рублей, создают 8 с лишним тысяч рабочих мест. При этом каждая 10-я тонна нефти добывается МНК благодаря третичным методам увеличения нефтеотдачи пластов. Например, в «Шешмаойл» внедряется технология «Проппантный гидроразрыв карбонатных пластов». В «Охтин-ойл» — система разработки месторождений с высоковязкой нефтью закачкой горячей воды. «Татех» впервые в практике российской нефтяной промышленности внедрила одновременно-раздельную эксплуатацию и благодаря этому вовлекла в разработку дополнительные запасы нефти и увеличила производительность скважин. «Татойлгаз» произвел около 500 стимулирующих скважины операций с привлечением высокоэффективных технологий — волнового, микробиологического и электровоздействий, упругого возмущения пласта, его долговременной имплозии и закачки волокнисто-дисперсных систем.

Всего за два десятилетия МНК республики добыли около 100 млн. т нефти

Словом, успехи налицо. Но есть одна особенность, которая отличает МНК Татарстана — их нельзя, как это принято во всем мире, назвать независимыми. На практике они принадлежит всего нескольким игрокам, которые или очень тесно связаны с ПАО «Татнефть» или это такие тяжеловесы, что отказать им в небольшом нефтяном бизнесе просто невозможно. Основываясь на данных по уровню добычи за 2016 год, «БИЗНЕС Online» подготовил обзор расстановки сил на нефтяном поле Татарстана.

ШАЙМИЕВЫ, ТАХАУТДИНОВЫ И...

1-е место по добыче и объемам запасов достается «дочке» «Лукойла» — ТПП «ТатРИТЭКнефть», которая входит в ОАО «РИТЭК». По состоянию на 2013 год в ее распоряжении было 57,5 млн. т нефти — пятая часть всех резервов МНК в Татарстане. Из них компания за год добывает около 1 млн. тонн. Исторически «РИТЭК» — вотчина бывшего главного инженера Татнефти (в 1964-1972 годах), легендарного Валерия Грайфера . В 1985-1990 годах он был заместителем министра нефтяной промышленности СССР по Западной Сибири, то есть, контролировал добычу более 400 млн. т нефти в год (больше 13% мировой добычи). Именно Грайфер заметил и выдвинул молодого бакинца Вагита Алекперова , назначив его в 1986 году руководителем работ в Когалыме, а 1990-м поддержал его назначение заместителем министра нефтяной и газовой промышленности СССР. Создав империю «Лукойл», Алекперов никогда не забывал того, кому был во многом обязан: с 1996-го Грайфер — член, а с 2000-го — председатель совета директоров ОАО «Лукойл».

1-е место по добыче и объемам запасов достается «дочке» «Лукойла» — ТПП «ТатРИТЭКнефть» Фото: ritek.lukoil.ru

2-я малая нефтяная компания РТ по добыче и третья по объемам запасов — АО «Татнефтеотдача» — входит в группу НК «Альянс», которая на 100% контролируется бермудским офшором «Альянс Ойл Компани Лтд», где бенефициаром выступает Эдуард Худайнатов . Он считается доверенным лицом одного из самых влиятельных людей России, главного исполнительного директора ПАО «НК «Роснефть» Игоря Сечина . В «Роснефть» Худайнатов пришел в 2008 году, в 2010-м-2012-м занимал пост ее президента (Сечин тогда возглавлял совет директоров), потом Сечин сам встал во главе госкомпании, а Худайнатов стал его первым замом. Но в 2013 году он ушел из «Роснефти», объявив о создании независимой нефтяной компании, целью которой назвал скупку перспективных нефтегазовых активов. «Татнефтеотдача» перешла на орбиту «Роснефти» в конце сентября 2014 после ее продажи чеченским миллиардером Мусой Бажаевым . А купил он ее в 2005-м у Игоря Изместьева — скандально известного сенатора от Башкортостана, которого несколько лет назад приговорили к пожизненному заключению как лидера кингисеппской ОПГ. Бизнес-группа Изместьева «Корус» в 90-е-начале 2000-х была активным трейдером «Татнефти»... К слову, это не единственный плацдарм Сечина в республике, чей приход в нефтянку республики — давний страшный сон Татарстана. Но об этом ниже.

После таких внушительных тяжеловесов в списке малых нефтяных компаний начинается царство бывшего генерального директора «Татнефти» Шафагата Тахаутдинова . В целом с его именем связана почти половина МНК РТ. Напрямую эта связь просматривается в 14-ти (включая ОАО «Меллянефть» с участием Рустема Тахаутдинова — сына промышленника). Возьмем, например, 3-ю компанию в нашем списке по добыче и 2-ю по запасам — ЗАО «Кара Алтын». Самая крупная доля в этой МНК принадлежит ЗАО «Олимп Ю», которое контролирует Тахаутдинов. Среди бенефициаров «Кара Алтын» можно найти и других видных нефтяников, например, бывшего начальника отдела имущества «Татнефти» Азата Салахова .

Для управления империей Тахаутдинова создана управляющая компания — ООО «УК «Шешмаойл», которая на 100% принадлежит сыну экс-гендиректора «Татнефти». УК выполняет функции единоличного исполнительного органа в следующих МНК из нашего списка: АО «Шешмаойл», АО «Иделойл», АО «Геология», АО «Геотех», АО «Елабуганефть», АО «Кондурчанефть», ООО «НК-Геология». Если из империи Тахаутдинова взять только «Кара Алтын» и МНК, контролируемые через «Шешмаойл», то совокупный уровень добычи по этой группе составил в 2016 году внушительную цифру в 1,71 млн. т (или пятую часть всей добываемой МНК нефти в Татарстане).

В целом с именем Шафагата Тахаутдинова (справа) связана почти половина МНК РТ Фото: prav.tatarstan.ru

«Татнефть» контролирует АО «Татех» с ежегодной добычей 465,6 т. Официально это совместное предприятие создано как американская (Оклахома) «Текснефть» на паях с «Татнефтью». Но, по данным агентства Bloomberg, Texneft — дочерняя компания татарстанских нефтяников. По существу, реальный бенефициар у «Татеха» один, а зачем нужна маскировка, непонятно.

Еще две компании — ОАО «СМП-Нефтегаз» и ООО «Трансойл» — подконтрольны депутату Госсовета РТ Фоату Комарову . Их совокупная ежегодная добыча — 446,5 тыс. т. Прибыль он, как известно, тратит на строительство трассы, которая должна стать частью Шелкового пути.

Другие две МНК связаны с долларовыми миллиардерами Айратом и Радиком Шаймиевыми , включенными журналом Forbes в список богатейших людей России. Наиболее крупный актив братьев — ООО «Малая нефтяная компания Татарстана» (МНКТ), через которое контролируется и второй «малыш» — ООО «ТНГК-Развитие». Интересно, что с прошлого года совладельцем и директором обеих компаний стал Тимур Шаймиев — сын Айрата Шаймиева. Таким образом, на авансцену постепенно выходит третье поколение династии первого президента республики, а ныне госсовеника РТ. Общий объем добычи по этим компаниям в 2016 году составил 433,9 тыс. т.

По-своему интересна судьба двух аутсайдеров списка — компании «Макойл» и «Нурлатской нефтяной компании».

Первая из, добывающая нефть на Курмышском лицензионном участке Нурлатского района, до 24 марта 2016 года находилось в собственности Herculis Partners SA. В визитной карточке компании в интернете говорится, что это швейцарский семейно-инвестиционный бутик, основанный в 2009 году Николаем Карпенко и Жан-Полем Периа с головным офисом в кантоне Юра. Оба они были членами совета директоров нефтяной компании. Заметим, что Николай Карпенко — личность небезызвестная, в настоящий момент он владеет 6,4% акций «Ак барс» банка (в 2007 году его доля доходила до 20%). В прессе со ссылкой на сам банк его называли «сотрудником «Татнефти». Между тем, в 2009 году он «всплыл» уже как исполнительный директор «Уралсиб/Банк 121» — подразделения Private Banking банка «Уралсиб». И, как оказалось, неспроста: именно бывший банк Николая Цветкова в итоге получил 100% доли в татарстанской нефтяной компании. Правда, к тому времени банк взял на санацию владелец группы «Нефтегазиндустрия», миллиардер из списка Forbes Владимир Коган . Так что одним олигархов в полку нефтяников Татарстана больше. Поставляет ли «Макойл» нефть на принадлежащий Когану Афипский НПЗ, неизвестно.

Наиболее крупный актив братьев Шаймиевых — ООО «Малая нефтяная компания Татарстана», через которое контролируется и второй «малыш» — ООО «ТНГК-Развитие» Фото: prav.tatarstan.ru

Что же касается «Нурлатской нефтяной компании», то ее с 2012 года дербанят кредиторы, которые, судя по документам арбитража, никак не могут договориться между собой. Процесс банкротства то приостанавливается, то возобновляется вновь. В начале 2016 года дело дошло до Верховного суда, который оставил в силе решение о мировом соглашении, в соответствии с которым активы компании достались ЗАО «Центр-Капитал», специализирующемуся на разведочном бурении. Ее учредитель Марат Мубаракшин , к слову, владеет также ЗАО «Индустрия», основным видом деятельности которого значится добыча сырой нефти. Где именно — неизвестно, среди МНК Татарстана компания не значится.

Наконец, как подтверждение тезиса «чужие здесь не ходят» — судьба зарегистрированного в Москве ООО «ВУМН» (бывшее ЗАО «Чишманефть»). Оно разрабатывало в РТ Макаровское и Верхне-Уратьминское месторождения и не было связано с настоящим или бывшим менеджментом «Татнефти» и чиновниками республики: 100% компании принадлежит ООО «Экрес» с учредителями Владимиром Евдокимовым (90%) и Леонидом Титовым (10%). Итог — в июне 2015 года за нарушения лицензионных условий и проектной документации ВУМН лишили лицензии на разработку месторождений, и она прекратила добычу.

И ТУТ ПОЯВЛЯЕТСЯ СЕЧИН...

Тому, что МНК Татарстана не стали «независимыми», есть ряд причин. Во-первых, «малыши» создавались не на пустом месте, а на действующих месторождениях. Права на их разработку были у «Татнефти», которая в основном их открывала, разведывала и разрабатывала.

Во-вторых, сама схема создания МНК была заточена под «Татнефть». Она проста и эффективна. Конкретное НГДУ «Татнефти» на своей территории формирует компанию, а «большой брат» всей своей инфраструктурой помогает ей в добыче, обеспечивает первичную подготовку нефти, транспортирует ее по своим трубопроводам. Ну, нет у «малышей» собственных нефтеразведки, трубопроводов, а у многих — и первичной подготовки нефти. Зависимость МНК от «Татнефти» полная и их удел — только добыча. У малых компаний совсем небольшой фонд, поэтому каждую скважину они высасывают буквально досуха. Впрочем, в этом есть свои плюсы: МНК привыкли к тому, что имеют дело с трудноизвлекаемыми запасами, что за каждую тонну нефти надо бороться, а потому внимательны к новым технологиям.

МНК РТ за редким исключением связаны с «Татнефтью» тысячами ниточек, а, скорее, пуповиной — тотально от нее зависят Фото: пресс-служба ПАО «Татнефть»

Таким образом, МНК РТ за редким исключением связаны с «Татнефтью» тысячами ниточек, а, скорее, пуповиной — тотально от нее зависят. Отсюда — конкретный список бенефициаров этого бизнеса. Плюс к этой зависимости добавилась еще и неразрывная связь с нефтесервисом, где все схвачено и подавно.

Почти весь рынок нефтесервисных услуг РТ поделен между компаниями, созданными в процессе вывода из «Татнефти» нефтесервисных активов.

Среди этих игроков выделим «ТНГ-групп», созданную на базе ОАО «Татнефтегеофизика». Она владеет современной технологической базой, предоставляет значительный объем услуг по сейсмике, геофизике и бурению как в РТ, так и в других регионах России. Помимо нее можно отметить «ТМС Групп» (нефтепромысловое и буровое оборудование: производство, лизинг, комплексное обслуживание), «Татнефть-Транссервис» (транспортные услуги), «Система-Сервис» (нефтепогружное оборудование и оборудование системы поддержания пластового давления: производство, прокат и ремонт), «Татнефть-Энергосервис» (производство, ремонт, обслуживание и монтаж электротехнического оборудования), «Татинтек» (услуги по автоматизации, связи и коммуникациям), «Татнефть-РемСервис» (повышение нефтеотдачи пластов), «АЛНАС» (нефтегазовое оборудование: производство и сервис: ремонт, обслуживание, лизинг).

Следует заметить, что все (кроме «АЛНАС») перечисленные нефтесервисные компании контролируются «ТаграС-Холдингом». Он состоит из 11 нефтесервисных дивизионов, объединяющих более 100 предприятий (43,6 тыс. работников), чей суммарный оборот по итогам 2015 года достиг 111 млрд. рублей. Ключевой бенефициар холдинга с долей в 33% — Шафагат Тахаутдинов.

Правда, источники «БИЗНЕС Online» в отрасли, давно говорят о намерении нового руководства «Татнефти» во главе с Наилем Магановым диверсифицировать поставщиков — речь о том, чтобы отказаться от услуг тахаутдиновских компаний, конечно, не идет. Но порция здоровой конкуренции им не повредит. А потому на горизонте все чаще мелькают новые нефтесервисные «звезды» — это, в частности, созданная в 2015 году «дочка» «Татнефти» «ТН-Нефтехимсервис», ООО «Гольфстрим», учрежденное в 2014 году Александром Тейфом , и другие.

В конце 2016 года башкирская нефтесервисная компания «Таргин» (контролируется «Роснефтью») выиграла несколько лотов в тендере на оказание транспортных услуг для «Татнефти» Фото: targin.ru

На монопольной когда-то нефтесервисном рынке Татарстана появляется и крупный участник, да еще какой! Великий и ужасный Сечин. В конце 2016 года башкирская нефтесервисная компания «Таргин» (контролируется «Роснефтью») выиграла несколько лотов в тендере на оказание транспортных услуг для «Татнефти». И хотя суммарная стоимость лотов скромна (примерно 300 млн. рублей), сам факт симптоматичен. Впрочем, как говорят, переговоры шли, еще когда «Таргин» был в руках у АФК «Система» Владимира Евтушенкова .

НУЖНО ЛИ ДОГОНЯТЬ АМЕРИКУ?

Появление в тихом пруду новой живности, возможно, благо. Немного заскорузлая, сугубо местечковая среда функционирования МНК РТ не может привести к фундаментальным качественным прорывам — до 2030 года добыча МНК, согласно официальной стратегии развития ТЭК, в лучшем случае будет держаться на уровне 7 млн. тонн. Прорыв возможен только за счет увеличения конкуренции и создания принципиально другой институциональной среды. Для примера возьмем опыт США, Канады, где 40-50 и даже более процентов нефти добывают МНК. В США количество малых добывающих и сервисных нефтяных компаний доходило до 20 тыс. Итог известен — перевернувшая устоявшийся нефтяной мир «сланцевая революция». Именно бешеная конкуренция создает новые возможности и новые ресурсы нетрадиционных нефтей, которые пока не только не числятся на официальном балансе, но которых нет даже в фантазиях. Именно она открывает дорогу к новым методам повышения добычи.

В Татарстане много нетрадиционной нефти — есть огромные залежи сверхвязких (оцениваются в 7 млрд. т) и сланцевой нефти (ее извлекаемые запасы оцениваются примерно в 192 млн. т). Если считать доманиковые отложения в запасе плюс ресурсы, то получится около 1 млрд. т. В Америке и Канаде смогли вовлечь в оборот нетрадиционную нефть, подобную нашей. И вопрос здесь даже не в технологиях, а в переустройстве инвестиционного климата внутри нефтяной отрасли Татарстана. Так что нам мало 32 малых нефтяных компаний — их должно быть на порядок больше, причем желательно независимых, заинтересованных в развитии, а не выдаивании почетных пенсий заслуженным нефтяникам. Но кто их сюда пустит?

До 2030 года добыча МНК, согласно официальной стратегии развития ТЭК, в лучшем случае будет держаться на уровне 7 млн. тонн Фото: ©Илья Питалев, РИА «Новости»

«МЕНТАЛИТЕТ ТАКОЙ...»

«БИЗНЕС Online» предложил экспертам поразмышлять на тему спеха МНК в Татарстане и оценить их ближайшее будущее.

Ренат Муслимов — консультант президента РТ по вопросам разработки нефтяных и нефтегазодобывающих месторождений:

— На успешное создание и развитие малых нефтяных компаний в Татарстане повлияло два фактора. Первый: в то время идея создания МНК получила поддержку со стороны правительства и первого президента Татарстан Минтимера Шаймиева. И сегодня правительство республики, президент Рустам Минниханов много внимания уделяют развитию этих компаний. Второй фактор: «Татнефть» оказала малым нефтяным компаниям большую поддержку: предоставила коммуникации, инфраструктуру, даже помогала в реализации этой нефти, помогала кадрами.

Между тем, за пределами республики наблюдается одна болтовня о поддержке МНК, наоборот, крупные компании проглатывают их. Мы неоднократно обращались к федеральным властям с предложениями о поддержке, выступали на слушаниях в Госдуме, предлагали обозначить как класс малые нефтяные компании, дать им налоговые и другие льготы. Нас выслушивали, говорили, что, да, надо поддержать и все на этом заканчивалось. Менталитет такой — все для крупных игроков. Как-то Алекперов сказал, что в России должно остаться четыре добывающих компании, а остальные — исчезнуть. А Ходорковский заявлял, что в России должны остаться только две компании...

Считаю, что 32 компании — оптимально для Татарстана, как и уровень добычи — 7 миллионов тонн. А для России увеличение числа независимых нефтяных компаний — очень актуальная тема. Наши МНК потихоньку заполняют этот пробел — выходят за пределы Татарстана, например, работают в Оренбургской, в Самарской областях.

Елена Корзун — генеральный директор ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

— Создание малых нефтяных компаний в Татарстане действительно было уникальным случаем — 67 месторождений с объемом запасов в 200 миллионов тонн были переданы в частные руки. Тогда основной целью появления малых нефтяных компаний было сдерживание падающей добычи и передача им тех месторождений, которые «Татнефти» были неинтересны. Кроме того, государственная региональная политика по отношению к МНК включала в себя и налоговые льготы на период их становления. Важным фактором оказалось взаимодействие малых нефтяных компаний с «Татнефтью» — я много лет работаю, но таких деловых взаимоотношений с вертикально-интегрированной «мамой» нет ни в одном другом российском регионе. И, конечно же, еще одно слагаемое этого успеха — ваши кадры, знаменитая татарстанская нефтяная школа.

В отношении государственной политики, глубоко убеждена, что государство более чем должно поддерживать этот сектор. Сырьевая база стареет, истощается, новых самотлоров уже не открывается, в регионах на аукционы все больше и больше выставляются на аукционы мелкие месторождения, которые, кстати, в последнее время не востребованы. Ими как раз и должны заниматься независимые МНК. О поддержке малых нефтяных компаний говорят и ученые, в частности, академик Алексей Конторович из Сибирского отделения Российской академии наук. Предлагается создать специальную госпрограмму поддержки. Об этом говорят и топ-менеджеры крупных нефтяных компаний. Так что опыт Татарстана бесценен, уникален и будет востребован в стране. Посмотрите на соседний Башкортостан — там тоже много малых месторождений, но из-за позиции «Башнефти» и местных властей массового создания малых предприятий не было. Доля МНК в общей добыче для такой огромной страны как наша очень мала, около 4%, а ведь должна быть гораздо больше — порядка 15-20%. Но это возможно только при наличии осознанной государственной политики по их поддержке. По-моему, федеральная власть для такой поддержки созрела, к ней уже пришло понимание важности этого сектора.

Наталья Мильчакова — заместитель директора аналитического департамента «Альпари»:

— В Татарстане малые нефтяные компании успешно развиваются в силу целого ряда исторических причин. Во-первых, в 90-е годы, когда все российские нефтяные производственные объединения, как крупные, так и небольшие, были приватизированы и стали акционерными обществами, крупнейший игрок нефтяного рынка Татарстана — «Татнефть» не стала проводить консолидацию нефтяного бизнеса во всем регионе, что было связано с добычей им сверхвязкой и битумной нефти, а «Татнефть» была заинтересована в том, чтобы добывать нефть более высокого качества и более низкой себестоимости для целей экспорта. Во-вторых, многие такие малые компании в настоящее время принадлежат бывшим республиканским чиновникам, крупным предпринимателям Татарстана, которые не заинтересованы продавать свой бизнес крупнейшим нефтяным компаниям. В-третьих, не все лицензионные участки, на которых работают малые компании, интересны крупным игрокам рынка.

А для успешной работы малых компаний в Татарстане есть все условия — нефтяной регион, прекрасно развитая инфраструктура и коммуникации, близость трубопроводной инфраструктуры. На наш взгляд, нужно стимулировать конкуренцию в нефтегазовом секторе, в том, что касается добычи нефти, природного газа, а также в области нефтесервиса. Инструменты поддержки могут быть разные — от предоставления грантов для совсем небольших компаний до обеспечения возможности получать кредит в банке на льготных условиях.

Число МНК зависит от того, насколько велики запасы нефти в Татарстане. Если они год от года уменьшаются, а в эксплуатацию не вводятся новые месторождения, то количество игроков на этом рынке автоматически начнет сокращаться благодаря слияниям и поглощениям. В США изначально была другая структура рынка, чем в России — там, в отличие от нас, нет нефтяных компаний в госсобственности. И даже «Татнефть» де-факто — государственная компании. Поскольку в России сегодня темпы добычи нефти замедляются и по объективным причинам (выработанность многих старых месторождений), и по субъективным (участие России в соглашении с ОПЕК о сокращении нефтедобычи), можно ожидать, что со временем число малых нефтяных компаний в России уменьшится, причем не только в Татарстане.

1ТПП «ТатРИТЭКнефть»575181043.41055.6-12.2-0.0122АО «Татнефтеотдача»28235731.7648.383.40.1293ЗАО «Предприятие Кара Алтын»32902513.1513.1004АО «Татех»9280465.6466.9-1.3-0.0035АО «Татойлгаз»11628432.8424.58.30.026АО «Шешмаойл»16498422.4410.911.50.0287АО «Татнефтепром-Зюзеевнефть»11135342.2347.4-5.2-0.0158ЗАО «Алойл»3995297.7284.213.50.0489АО «СМП-Нефтегаз»5770291.5294.5-3-0.0110ООО «ТНГК-Развитие»4163286.326719.30.072

Нажмите на таблицу, чтобы загрузить полностью

Альберт Бикбов Персоны: Комаров Фоат Фагимович , Тахаутдинов Шафагат Фахразович , Шаймиев Радик Минтимерович , Шаймиев Айрат Минтимерович , Маганов Наиль Ульфатович
Источник: https:
20.04.2016, 14:43

Статистика ГИБДД: больше всего угонов происходит в Орджоникидзевском районе Перми

За три месяца 2016 года на территории города зарегистрировано 111 краж и угонов транспортных средств. В автоинспекции сообщают, что это на 14,6 % меньше, чем в первом квартале прошлого года. ..

27.10.2016, 19:16

Афиша ДВФУ: куда сходить, что посмотреть

РЕЙТИНГОВЫЙ ТУРНИР ПО ШАХМАТАМ (28 октября, 10:00 — кампус ДВФУ, корпус А, 3 уровень) * * * * * ХЕЛЛОУИН ДЛЯ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ ДВФУ (28 октября, 16:50 — кампус ДВФУ, корпус D, ауд..

18.05.2016, 23:52

"Энергокомфорт" предупреждает о девушках с красными папками, которые ходят по квартирам петрозаводчан

Компания "Энергокомфорт" просит петрозаводчан помочь в поисках самозванцев, которые ходят по квартирам и от имени энергетиков предлагают заменить счетчики.  Только что нам сообщили горожане,..

19.10.2016, 21:05

В Брянской области для недобросовестных подрядчиков по капремонту появится черный список

Два реестра — квалифицированных и недобросовестных подрядных организаций — намерены составить в Брянской области, сообщили на пресс-конференции, которая состоялась под председательством заместителя гу..

16.06.2016, 4:01

Антон Амельченко отправился на просмотр в тульский «Арсенал»

Как сообщает «Спорт71», Белорусский вратарь Антон Амельченко отправился на просмотр в тульский «Арсенал». Отметим, что 31-летний голкипер принадлежит «Белшине». В нынешнем сезоне провел 8 матчей. П..

25.04.2016, 20:43

Перевозка населения во время паводка

В связи с переливом улиц Ахметова, Карьерная, Малая Ферганская и Малая Береговая Администрацией и противопаводковой комиссией Ленинского района организована работа по перевозке населения. Пе..

08.01.2016, 16:27

Нефть марки Brent немного подорожала

Стоимость февральских фьючерсов на нефть марки Brent поднялась на 0,581%, за баррель, цена на нефть WTI понизилась на 0,201% за баррель. По данным Интерконтинентальной биржи, нефть Brent стоит $34,..

08.01.2016, 15:45

Торговцы автомобилями выпустили календарь на 2016 год с эффектными фотомоделями

Компания «ТранТехСервис» бизнесмена Вячеслава Зубарева представила календарь на следующий год, в котором на фоне роскошных автомобилей снялись титулованные фотомодели Татарстана. - Финалистка конку..

© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@jjew.ru

Мнение редакции интернет сайта jjew.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования